11.02.2004

Развитию промышленности - особое внимание

В 1924 году при распаде Горской республики и образовании Ингушской автономной области, последняя, как и все вышедшие из Горской АССР автономные образования, получила все промышленные предприятия, которые располагались на ее территории, в том числе и в городе Владикавказ. Часть из этих предприятий в момент передачи простаивала из -за отсутствия основных и оборотных средств. Однако это продолжалось недолго.

Идрисом Зязиковым и Иналуком Мальсаговым были предприняты ряд практических мер по получению необходимых средств из центра и Севере -Кавказского края и указанные производства стали давать продукцию.

Для того, чтобы дать оценку деятельности Идриса Зязикова и в целом руководства Ингушской автономной области по развитию промышленности необходимо провести сравнение с другими национальными областями Северо - Кавказского края.

Как видно из материалов национальной комиссии Северо - Кавказского крайкома партии, к важнейшим отраслям национальной промышленности края относились: крахмально - паточная, вино - куренная, деревообделочная, мукомольная, кирпично - черепичная. Особо скромное место, совершенно не соответствующее обильным богатствам, занимала горная промышленность, а именно выработка извести, каменного угля, переработка охры на краски и прочее.

В перспективе развития крупной промышленности на территории национальных областей ввиду того, что сами автономные области имеют незначительный опыт в промышленном строительстве, а также ввиду слабой насыщенности национальных областей специалистами, промышленное производство крупного масштаба планировалось осуществлять краевыми органами под контролем центральных органов.

По состоянию на 1 октября 1926 года промышленная база национальных областей Северо - Кавказского края состояла из 113 промышленных заведений при основном капитале 4737 тысяч руб..оборотном капитале 399 тысяч руб, силовых установок 3899 и рабочей силе в 2234 человека.

Указанная промышленность распределяется по национальным областям следующим образом:

Адыгея - количество предприятий - 25, основной капитал - 1044 тыс. руб., оборотный капитал - 62,8 тыс. руб, силовых установок - 1011, рабочая сила -347 человек и годовой выпуск продукции на сумму 2320 тыс. руб.

Соответственно: Кабардино - Балкария 1 1; 878; 121,6; 642; 418; 2600; Осетия-43; 946; 71; 880; 482; 606; Ингушетия - 19; 944; 32; 726; 318; 1858; Чечня - 10; 882; 107; 515; 589; 2593; Карачай - 2; 22; 2; 75; 32; 200; Черкессия - 3; 21; 2,6; 50; 48; 150.

Из этих данных видно, что, несмотря на незначительное количество предприятий 19 (в 2,3 раза меньше, чем в Осетии), основной капитал в них достаточно высок, также как высок показатель выпуска продукции в 3 раза больше, чем в Осетии.

В 1925 - 26 году в области капитального строительства был построен новый завод по кирпично - черепичному производству в селе Насыр — Корт. Построен новый корпус ингушского кожевенного завода. По текстильной промышленности — были заготовлены материалы для постройки текстильной фабрики во Владикавказе.

Был дооборудован крахмальный завод, который находился в городе Владикавказ.

Этим работа руководства Ингушетии по развитию промышленности, конечно, не ограничивалась.

Идрисом Бейсултановичем для этих целей использовались и личные контакты, встречи с теми, кто так или иначе мог повлиять на решение проблем автономной области. Одной из многочисленных встреч, стала встреча И. Зязикова во Владикавказе с руководителем объединения «Грознефть» И. Косиором, который был вхож в самые высокие кабинеты Ростова, являясь членом и крайкома партии, и крайисполкома.

В ходе продолжительного разговора Идрису Бейсултановичу удалось рассказать своему гостю о проблемах, стоящих перед национальной областью, об имеющихся возможностях их разрешения. В их числе -перспективы развития лесного и цементного производств.

По приезду в Грозный И. Косиор написал письмо - обращение председателю Северо - Кавказского крайисполкома П. Богданову и секретарю крайкома ВКП (б) А. Микояну: «Недавно я был в Ингушетии, где имел разговор об их хозяйственных начинаниях. Намечаются два интересных предприятия, о которых считаю долгом написать Вам: 1) Лесное, 2) цементное.

Лесное. Ингуши располагают лучшими лесами в нашем районе, зарекомендовали себя приличными поставщиками. Правда у них не все обстоит благополучно в смысле ведения хозяйства и поставок, но они более других исправны, а недостатки их вытекают из отсутствия основных и оборотных средств в лесном предприятии. Для того, чтобы разрабатывать лес им приходится проводить горные дороги и вообще тратить средства на заготовку леса и т. д.. Производить эти затраты только за счет авансов своих потребителей затруднительно и не обеспечивает правильного хода дела, создает естественное недоверие потребителей. Всякое предприятие должно иметь свой основной и оборотный капитал, тогда оно будет работать нормально.

Поэтому я думаю, что в Ингушетии надо создать лесной трест или другое лесопромышленное предприятие и обеспечить это предприятие оборотными средствами.

Кроме того, это предприятие надо на первые 5 лет освободить от попенной платы с тем, что последняя идет на усиление средств предприятия.

Неправильно, когда государство у такой отсталой народности как Ингушетия берет попенщину за лес, растущий в неприступной местности. Эту попенщину на первое время надо употребить на прокладку дорог, на усиление самой возможности заготовок.

Цемент. Ингушетия в 12 - 15 верстах от Владикавказа имеет залежи цементных мергелей. На первый взгляд целесообразно построить завод, имея вблизи таких крупных потребителей как Грознефть. СКОПС и окружающие города, .может быть будет выгодно сбывать этот цемент в Баку, Тифлис.

Этот вопрос надо бы разработать, у ингушей некому это сделать. Грознефть также не располагает специалистами по цементу. Возможно, что мы будем иметь не дорого стоящее очень выгодное предприятие.

Поэтому я прошу, если Вы согласитесь, что мои идеи заслуживают внимания, выяснить и сообщить мне предварительно:

а) можно ли рассчитывать в Крае и ходатайствовать в Центре о получении средств для лесного дела и постройки цементного завода.

б) можно ли рассчитывать на успех ходатайства об освобождении лесного предприятия Ингушетии от попенной платы с тем, что эти средства идут на усиление основных и оборотных средств этого предприятия.

в) во всех случаях следует Край Плану или Край СНХ составить Комиссию из специалистов по цементу, которой обследовать дело, составить проект завода, сметы и финансовый план, который установит целесообразность постройки завода.

Если Вы считаете, что все эти соображения заслуживают внимания, прошу сообщить об этом.

Я с ингушами соберу имеющийся материал по этому вопросу, который предложим Вашему вниманию и по которому Вы вынесете окончательное решение в духе предложенных в настоящем письме».

Справедливости ради надо отметить, что И. Косиор тоже имел определенный интерес в развитии промышленности Ингушетии, повышении доходности автономной области. В этом случае Ингушетия меньше будет претендовать на часть прибыли объединения «Грознефть». Имея документально - подтвержденную информацию о запасах нефти в Ингушетии и активно перемещаясь на ее территорию для добычи этой нефти, И. Косиор конечно понимал, что придется делиться прибылью. А много отдавать Ингушетии не хотелось.

Поэтому И. Косиор предпринял все возможное, чтобы его предложения, изложенные в письме - обращении, нашли поддержку.

Через несколько дней этот документ поступил к секретарю Северо -Кавказского крайкома ВКП (б) А. Микояну, который оперативно отписал его для внесения предложений председателю Севкавплана Журиду и председателю Крайсовнархоза Лугановскому.

На второй же день, с пометкой «Весьма срочно. По поводу письма т. Косиора о развитии лесной и цементной промышленности Ингушетии» А. Микоян и П. Богданов получили ответ от заместителя председателя Крайсовнархоза Левитина: «Промышленное развитие Северного Кавказа в решении сырьевых вопросов, упирается, главным образом в финансовую проблему. Рассматривая данный вопрос под таким углом зрения, надлежит сделать общую предпосылку, что в текущем 1925/26 опер, году, рост не только всей промышленности Сев. Кавказа, но и главных его отраслей, замедляется именно благодаря отсутствию достаточных ассигнований.

Так, один из наиболее важных трестов, имеющих не только Краевое, но и общегосударственное значение Новросцемент, вместо намеченных к выдаче из запасов хозяйственного восстановления 4.100 тыс. рублей, получил пока 400 тыс. руб, т.е. около 10%.

Поэтому выполнение намеченной программы по производству около 3.100 тыс. бочек цемента находится под большим сомнением и может оказаться даже ниже этой цифры.

Приведенная справка с очевидностью доказывает, что даже при наличии чрезвычайных кедровых богатств Ингушетии, не было бы целесообразно, с общегосударственной точки зрения, затрачивать в данный момент капитал для постройки нового цементного завода ввиду невозможности из-за финансовых обстоятельств, полностью загрузить существующие заводы Новороссийской группы, обладающих к тому же наиболее мощными сырьевыми запасами лучшего качества и по своим производственно-техническим возможностям являющиеся наиболее мощными.

Необходимо, однако, указать, что для снабжения Закавказья и близлежащих рынков, ВСНХ намечает постройку цементного завода в Дагестанской Республике. Выбор этого места нового завода, при наличии богатых месторождений не только в Дагестане, но и других районах Северного Кавказа, вызывается тем соображением, что именно в Дагестане имеется даровая энергия, в виде природных газов, могущих быть использованными в качестве двигательной силы. В этом случае, конкурентная способность проектируемого завода, будет достаточно высока для проникновения на ближайшие рынки.

Все же для решения вопроса - насколько целесообразно развитие цементной промышленности в Ингушетии в будущем, необходимо:

1) Произвести ряд химических анализов по всем пластам с целью выяснения: какой сорт цемента способен дать Ингушский мергель: «портланд-цемент», «роман-цемент», «гидравлический цемент», все ли пласты отвечают своему назначению и достаточен ли их запас.

2) Выяснить получается ли «портланд-цемент» высокого качества и сравнить каковое с цементами «Новоросцемента».

3) Для выяснения конкурентной способности Ингушского цемента необходимо выяснить стоимость последнего, сравнив таковой со стоимостью продукции Новоросцемента.

Не предрешая последнего вопроса, следует, однако, отметить, что концентрация восьми больших цементных заводов с мощной пропускной способностью, с установившимся, достаточно высоким производственно-техническим режимом, в одном тресте - Новоросцементе, безусловно, влияет на снижение себестоимости продукции данного треста, чего нельзя сказать относительно предлагаемой к постройке нового завода в Ингушетии. Для успешной работы последнего и достижения приемлемых продажных цен его продукции, нужно помимо технического оборудования и надлежащих транспортных возможностей еще и квалифицированные рабочие руки по цементному производству, которые сейчас вряд ли можно достать.

Изложенные затруднения с организацией новой производственной единицы в Ингушетии, не должны все же быть поняты так, что мысль об эксплуатации Ингушских мергелей должна быть совершенно оставлена. Несомненно, надо думать, что с улучшением общего финансово-экономического положения страны и после рационального и полного использования производственно-технических возможностей, существующих цементных заводов, вопрос об использовании недровых запасов и в частности Ингушских, получив свое конкретное разрешение.

Что касается развития лесной промышленности Ингушетии, то следует сказать также, что вообще вся Союзная Лесная промышленность находится в настоящее время в чрезвычайно тяжелом финансовом положении.

Наиболее важнейшие лесные тресты, призванные удовлетворять потребность промышленности, транспорта и экспорта в лесных материалах, лишены этой возможности, даже при наличии важнейшей экономической предпосылки - колоссального спроса.

В частности Краевая Лесная Промышленность, в лице Севкавпромлеса, в продукции которой заинтересована не только Краевая промышленность сейчас лишена возможности развития в должном порядке, опять из-за отсутствия средств. Так что и по этой части затронутого т. Косиором вопроса, невозможно помочь Ингушетии по организации лесного треста, и главное, снабжения последнего основным и оборотным капиталом.

Однако необходимость скорейшего развития лесной промышленности учитывается КрайСНХ, который более года назад поставил себе задачей организацию Краевого Паевого Лесопромышленного товарищества, долженствующего объединить все лесопромышленные и лесопотребительские организации и развивать лесное дело, пользуясь концентрированным капиталом всех участников товарищества.

Но. к сожалению, из-за отсутствия надлежащих средств, КрайСНХ вынужден был временно отложить организацию Паевого товарищества, и пока ограничиться утверждением «Бюро по лесной промышленности», с синдикатским уклоном.

На обязанности указанного «Бюро» лежит защита интересов как лесопромышленных, так и лесопотребительских организаций и облегчения вопросов снабжения сырьем, финансами, а также содействия в деле реализации продукции лесопромышленных организаций.

Вопрос об отмене попенной платы для Ингушской лесной промышленности должен быть передан на рассмотрение КрайЗУ и Край ФУ по принадлежности.

Со своей стороны Крайсовнархоз готов поддержать через «Бюро Лесной промышленности» ходатайство Ингушетии по данному вопросу».

После появления важной информации, связанной с этой проблемой, председатель Совкавплана Журид и заместитель председателя Крайсовнархоза Левитин написали секретарю крайкома партии А. Микояну еще одно письмо, в котором говорится: «По поводу затронутых в письме т. Косиора вопросов об организации лесного дела и цементной промышленности в Ингушетии, считаем необходимым дополнительно к представляемому материалу, дать следующие пояснения.

Вопрос о промышленности в Ингушетии обсуждался Президиумом ВСНХ РСФСР, причем по протоколу №100 от 20 мая 1925 г. было решено отпустить на оборудование и эксплуатацию трех лесопильных и деревообрабатывающих заводов в Ингушетии в общей сложности 225.000 руб., в том числе в основной капитал 165.000 руб. и в оборотный 60.000 руб. На базе этих ассигнований и могло бы быть образовано лесопромышленное предприятие местного масштаба. Такое предприятие было бы весьма полезно и могло бы вовлечь в эксплуатацию неиспользуемые сейчас запасы древесного сырья всего в количестве до 4000 куб. саж. деловой древесины, из 5000 куб. саж., которые остаются неиспользованными в настоящее время.

Так как указанное выше постановление Президиума ВСНХ не проведено в жизнь, по настоящее время, то представлялось бы желательным настаивать перед Президиумом ВСНХ РСФСР о реальном исполнении этого постановления.

Освобождение лесного предприятия в Ингушетии от попенной платы, в виду незначительности этой платы реального значения иметь не может и представляется во всех отношениях нежелательным, т.к. может создать прецедент также и для других национальных меньшинств, находящихся в том же положении, что иИнгушетия. Между тем попенная плата в значительной части расходуется на улучшение самого лесного хозяйства области. Что касается вопроса о возможности развития цементной промышленности в Ингушетии, то в виду полной его неисследовательности сказать в настоящее время, что либо определенное по этому затруднительно, залежи мергелей встречаются во всех горных районах Края, но в какой мере они имеют промышленную ценность возможно ответить лишь после производства с этой целью специального обследования. В случае, если бы такое обследование было признано необходимым, работа эта могла бы быть поручена Геологическому Комитету, при чем по ориентировочным соображениям потребовала бы средств в размере около 3000 руб. Однако, в виду неисследовательности даже химического состава мергелей, на первое время возможно было бы ограничиться производством химического анализа мергелей, с тем, чтобы в зависимости от результатов этого анализа вырешить вопрос о дальнейших ассигнованиях. Поэтому пока полагали бы целесообразным затребовать с мест образны мергелей, а также собрать весь материал, который может иметься об этих мергелях у Начальника Управления Горского окру га во Владикавказе».

Усилия Идриса Зязикова и И. Косиора частично увенчались успехом. В план капитального строительства Севере - Кавказского края, принятого ВСНХ РСФСР на 1926 — 27 год, среди прочих новостроек были включены: по силикатной промышленности - строительство кирпично - черепичного завода в Ачалуках. по деревообделочной промышленности - один деревообделочный завод в Бамуте и один лесопильный завод в селении Шолхи. Кроме того, запланировано было строительство центральной (областной) мастерской в Назрани.

В последующем дополнительно в план были включены по Ингушетии: строительство цементного завода в районе Владикавказа, производительностью 500-600 тысяч бочек цемента в год и стоимостью 2-2,5 млн. руб. и расширение шерстно - прядильной фабрики и постройка мощной хлопчато-прядильной фабрики во Владикавказе.

Всего по Северо - Кавказскому краю за два года (1925-26 и 1926-27) было предусмотрено по национальным областям строительство объектов промышленности на сумму 4656,7 тыс. руб, фактически построено на 2702 тыс. руб. или на 60 процентов к плану. В разрезе автономных областей картина выглядит следующим образом: Адыгея - предусмотрено к выполнению планом строительство на 714.9 тыс. руб, фактически построено на 271 тыс. руб или на 40 процентов; Кабардино - Балкария соответственно: 1248,3; 553;" 44; Карачай - 243,6; 156; 60; Осетия - 1134,5; 535; 47: Ингушетия 699,5; 410; 68; Чечня - 415.9; 685: 165; Черкессия - 200; 82; 41. Как видно из этих данных, по освоению выделяемых средств на строительство, Ингушетия занимает второе место после Чечни. А неосвоенными оставались средства из-за того, что ВСНХ РСФСР, крайсовнархоз своевременно и оперативно не решали вопросы инженерно-геологических разведок, исследований, затягивали с составлением проектно-сметной документации. Таким образом, несмотря на предпринятые меры руководства Ингушетии цементный завод остался не построенным.

Проблемы возникали не только в период строительства новых объектов, но и после их постройки, когда, казачось бы, уже они начали работать по отлаженной схеме.

В Ингушетии функционировал кожевенный завод. С учетом наличия в избытке кожсырья, завод был расширен со строительством нового корпуса, Вместо того, чтобы это сырье обрабатывать на местном заводе, по требованию краевой конторы Госторга, ее стали вывозить за пределы Ингушетии. А это, естественно, возмутило И. Зязикова, который отправил секретарю Северо-Кавказского крайкома партии А. Микояну телеграмму: «Кожсырье крайконторой Госторга вопреки нашим протестам вывозится. Кожзавод за отсутствием сырья должен стать. Настаиваем на передаче не экспортного кожсырья кожзаводу. Ингоблпартком Зязиков».

На второй же день с пометкой «Весьма срочно. Лично» телеграмма была переадресована на исполнение председателю крайисполкома Богданову и начальнику краевого управления внутренней торговли Клейнеру. Через день от последнего был получен крайкомом ВКП (б) ответ. В отношении кожи нами предложено Госторгу загрузить Ингушский завод.

Необходимо только согласие КСНХ, так как эта кожа предназначена для загрузки синдицированной промышленности. Сейчас вопрос с КСНХ согласовывается».

К проблеме лесозаготовок еще не раз приходилось возвращаться руководству Ингушской автономной области. Так, на очередном заседании президиума облисполкома 26 января 1927 года на утверждение было вынесено постановление плановой комиссии областного исполкома о лесозаготовках следующего содержания: «Констатируя: I) что лесные заготовки Области в настоящее время находятся в неопределенном положении как в отношении выявления ресурсов лесного хозяйства, так и в организационном отношении; 2) что лесные богатства Области в общем эксплуатируются недостаточно полно и не вполне рационально; 3) что при ограниченности общего объема работ лесными заготовками одновременно занимаются две организации: Лесзаг и Леспром, что создает параллелизм в работе, конкуренцию между ними и излишние расходы. Плановая Комиссия постановила: поручить члену Плановой Комиссии тов. Лещенко детально ознакомиться с вопросом о положении дел Леспрома и Лесзага и не позже 10 февраля представить в Плановую Комиссию обоснованное заключение о размере заготовок и наилучшей организации таковых с точки зрения сохранения лесных богатств и достижения наибольшей доходности лесозаготовок.

Просить Леспром и Лесотдел в трехдневный срок урегулировать вопрос о выполнении договора с Грознефтью в смысле согласования работы обоих учреждений и в районе заготовок.

Заключение договоров с Грознефтью на новые поставки признать необходимым временно отложить впредь до разрешения вопроса о реорганизации лесозаготовок».

Это только часть того, что делало руководство Ингушской автономной области и лично Идрис Бейсултанович Зязиков, чтобы Ингушетия имела собственную промышленную базу, чтобы эффективно использовались ее богатства, чтобы область имела возможность в нужный момент стать самодостаточной.

А. ЯНДИЕВ, политолог г. Малгобек, газета «Сердало», 10.02.2004 г., №15 (9390)

Фотогалерея